Главная / Сообщество / Форум / Список форумов сайта / Съезд РСС 2021. Выдвижение кандидатов на перевыборы в совет / Снетков Евгений Юрьевич
RSS
Снетков Евгений Юрьевич
 
От Комиссии по учету пещер выдвигаются Евгений Снетков и Екатерина Яновская.

Снетков Евгений Юрьевич
10.08.1958
Занимается спелеологией с 1972г
Был руководителем более 120 экспедиций, в том числе с большим количеством (более 50) участников. Координирует многолетний проект «Мчишта», в котором поучаствовало более 150 человек со всей России. Занимается спелеоподводной, проходческой, топографической деятельностью. Интересуется спелестологией. Ведет активную работу по установлению административных связей между российскими спелеологами и правительством Абхазии.
В 1920 г начал разработку проекта по унификации методов топосъемки в масштабах России. Был проведен он-лайн семинар с привлечением ведущих топосъемщиков страны. В июне 2021 г организовал и провёл практический семинар для крымских спелеологов (25 участников из 6 городов). Организовал закупку из-за рубежа 40 плат для топосъемочных приборов нового поколения. С середины 2021г. отвечает за топографическое направление Комиссии по учету пещер.
Евгений Снетков принимает активное участие в работе Совета. В августе 2019 г был основным организатором регистрации РСС как всероссийской общественной организации. Кроме оформления бумаг, много работал с регионами для создания региональных отделений РСС. Вместе с Г.Самохиным вел подготовку 3 очного съезда РСС в Крыму.
Евгений Снетков много может сделать для развития РСС.


Яновская Екатерина Геннадьевна
Занимается спелеологией с 2003г
Сотрудник Института археологии РАН. Основные научные интересы: археология в искусственных пещерах. Член комиссии UIS Commission on Artificial Cavities. Организатор и участник экспедиций по исследованию пещер в России и за рубежом.
Много лет работала менеджером интернет-проектов. В рамках комиссии по учету пещер отвечает за функционирование информационно-поисковой системы “Пещеры”.
Одна из основных участников проекта по созданию сайта ИПС "Пещеры". Активно работала в рабочей группе по символике РСС. Подготовила прототип сайта РСС. Является техническим редактором сайта speleoatlas.ru.
Ее опыт как менеджера интернет-проектов, знания  и энергия могут существенно помочь развитию информационных ресурсов РСС.
 
Владимир Акимов писал :
Цитата
Союз Добровольцев-Спелеоспасателей предлагает в совет РСС:
.................
Снетков Евгений  (Москва),
..........................
Прошу прощения, бегу на самолет и не успеваю расписать достижения и заслуги этих людей в спелеосообществе. ...
 

Мои взгляды на спелеологию (тезисно)

   Я согласен с мнением Юрия Косорукова, что основная обязанность члена Совета -  выносить правильные решения по вопросам, важным для всего сообщества. Всё-таки воплощение в жизнь всяких проектов - это компетенция комиссий, рабочих групп, комитетов.
Я расскажу, за что я буду голосовать, если меня изберут в Совет.
      У меня есть сложившееся мнение по многим вопросам спелеологической деятельности, накопленное годами. В то же время я понимаю, что жизнь меняется, и поэтому предпочитаю меняться вместе с ней.
Далее я изложу своё мнение по насущным спелео вопросам. Мнение устоявшееся, но оно может немного меняться, в зависимости от аргументов оппонентов.

Безопасность на данный момент в спелеологии на достаточно высоком уровне. Задача РСС - привести методички к современному уровню подачи материала, например  сделать видео.
 Если соблюдать все требования ТБ, то вероятность ЧП сводится к нулю. Остаётся  только убедить людей соблюдать эти требования. Хороший способ – соревнования по спелеотехнике и учебным спасработам. Там на каждом этапе есть контролирующий, который начисляет штрафные очки за несоблюдение ТБ.

Экология. Все знают, что пещерная среда очень хрупкая и её надо охранять особыми методами. Причем комплекс этих мер для каждой категории пещер должен быть разным. Мы не можем запретить кому-либо ходить в пещеры, но снабдить всех необходимой пещероохранной информацией просто обязаны. Мы знаем, что каждое посещение пещеры меняет её облик. Надо применять такие способы хождения, которые дают минимальное воздействие, доступное на сегодняшний день. Но это нередко входит в противоречие с безопасностью человека под землей. В первую очередь узости. Сначала мы их расширяем, чтобы хоть как-то протиснуться, потом расширяем, чтобы ходить с грузом, потом - чтобы идти с носилками. Поэтому приступая к изучению пещеры надо сразу очерчивать величину нашего воздействия.

Спорт. Однозначного мнения у меня нет. Соревнования по спелеотехнике можно только приветствовать. Они стимулируют разработку скоростных методов передвижения по веревкам. Соревнования - это еще и красочные зрелища, которые разнообразят наши спелеологические будни.
А вот аргументов за спортивный спелеотуризм я что-то не могу найти. Но если это кого-то привлекает, значит имеет право на существование.

Исследования. Это основа спелеологии. Без исследователей нет пещер. Исследование - это не только прохождение новых ходов и их топосъемка. Это еще и подробное описание того, что можно увидеть, даже глазами неспециалиста. Здесь в отечественной спелеологии большой пробел. Его надо восполнять, издавая видеометодички по методам описания пещер.
Хранение информации об исследованиях уже налажено силами РСС. Остается поддерживать и интенсифицировать её сбор.
Отдельный вопрос об ответственности спелеологов за открытие пещер. Неподготовленный турист, попав в пещеру, может нанести урон не только пещере, но и себе. И в этом косвенно виноват человек, открывший пещеру. Я считаю, что институт кураторства над спелеообъектами надо пропагандировать уже сейчас. И это задача РСС.

Обучение. Каждый клуб учит заниматься спелеологией по своей программе, в основе которой лежат советские методички, пособия по СРТ- современные и не очень , личный опыт членов клуба.
В результате полученные знания могут быть разного качества. Сейчас есть реальная возможность обобщить передовой опыт и от имени РСС выпустить новые методички. Этим может заняться учебная комиссия, которую тоже пора создавать.

Связь с общественностью надо развивать интенсивней. Если мы , спелеологи, этим не будем заниматься, этим займутся досужие полуспециалисты.   Общество должно получать информацию из первых рук. Я не считаю, что нам надо рекламировать пещеры и походы в них. Надо объяснять, что это такое подземный мир и для того, чтобы попасть туда, не нанося вреда себе и пещере, надо действовать только через клубы.

Спасы. Как бы безопасна ни была техника хождения в пещерах, всё равно ЧП случаются с неприятным постоянством, в том числе и с опытными спелеологами. Существующая система спасения (СДСС, МЧС) работает неплохо, но только на территории России. Надо дорабатывать схему взаимодействия спелеологов с МЧС в Абхазии. Это позволит спелеологам пользоваться спасснаряжением МЧС. У СДС есть минимальный спасфонд, но его надо постоянно поддерживать и увеличивать. Задача РСС найти на это финансирование.

Абхазия .Я  провожу экспедиции в пещеры Абхазии без малого 30 лет, но с накопленным опытом проблем меньше не становится. Последнее время появилось много вопросов юридического плана. Абхазская сторона требует от спелеологов соблюдения решений Кабмина республики о регламентации спелеологической деятельности. РСС может стать посредником между властями и спелеогруппами - собирать информацию о проделанной работе, оформлять разрешения, консолидировать спелеологов для решения крупных задач(трассирование массивов), организовывать вместе с абхазскими МЧС спасработы.

Подводная спелеология на данном этапе развития техники слишком опасна, чтобы рекомендовать ей заниматься массово. Пока это остается уделом одиночек.

Гранты - многоплановая проблема. Мы привыкли финансировать свои экспедиции сами и не связываться ни с грантами, ни со спонсорами. Так надежней. Правда, есть проекты, которые на свои деньги провести нереально, как, например, СпелеоАтлас или окрашивание Арабики. Для осуществления таких проектов есть смысл искать гранты. В РСС есть люди, которые это (поиск грантов) делают лучше других. Наверно, потенциал этих людей надо использовать..

Топография вышла на новый уровень. Записывать информацию о подземном пространстве стало на порядок проще - есть фото/видео, диктофоны, приборы записи метрических характеристик пещер. Информативность карт стала на порядок выше.   Осталось унифицировать представление этой обильной информации, чтобы её можно было легко читать любым специалистам, т.е. как с чертежами - прийти к определенным стандартам. Выработка и внедрение этого стандарта как раз задача для общероссийской организации.

Спелеостология - важная часть подземных исследований. Посещаемость таких объектов  не специалистами гораздо больше, чем в спелеологии. И это становится главной проблемой, которой должна заняться спелестологическая комиссия и РСС.

Финансы. Членские взносы нужны в основном для верификации спелеологов, чтобы в РСС не записывались случайные люди, которые записываются во все сообщества. Величина взноса не большая и тратить эти деньги можно только на те мероприятия, в котором участвуют все спелеологи – например сайт, съезд, или издание методических материалов. Всякие экспедиции, соревнования, праздники всё-таки должны оплачивать сами участники. Движение финансов должны быть очень прозрачны и не вызывать сомнения в целесообразности трат.

Юридические вопросы очень запутанные. Мы с этим столкнулись, когда регистрировали ВОО РСС в минюсте. Наш устав, по которому мы отлично жили 4 года, пришлось сильно переделывать в соответствии с федеральным законом об общественных организациях N 82-ФЗ, принятый еще в 1995г , когда никакого-то интернета не было. И по этому закону мы должны выбирать Совет только на очном съезд. Дикость какая-то в современном мире коммуникаций. Собрать в одном месте людей со всей огромной страны, для того чтобы просто проголосовать, абсолютно не реально.  Соблюдать досконально все требования закона не возможно, тем более что многие требования достаточно расплывчаты. Например надо ли в анкете указывать паспортные данные. Прямого требования нет, но некоторые юристы считают это необходимым для верификации личности, что бы в реестр организации не записывали фэйковых персонажей. Это норма не имеет смысла, поскольку проверка заполнения данных никаким образом не производится.
Я считаю, что мы должны исходить из интересов спелеологов и сообщества и стараться делать так, что бы это не входило в открытую конфронтацию с существующими юридическими обоснованиями.

-------------------

Если я чего забыл, спрашивайте.

 

Моя программа.

1.       Создание национальной системы картографических обозначений
Сейчас в каждом клубе (или даже у каждого картографа) есть своя система условных обозначений. Пока информации было не много, это было приемлемо и даже создавало художественное разнообразие. Ситуация изменилась, и читать карту с большим количеством незнакомых символов стало затруднительно. Появилась необходимость унифицировать условные обозначения, беря наиболее адекватные у разных авторов.
         Я готов организовать эту работу.

2.       Проведение обучающих семинаров по описанию пещер.
Первый опыт он-лайн и очных семинаров уже есть. На материалах он-лайн семинара можно уже выпустить видео пособие. Очные семинары надо проводить в тех регионах, где есть потребность в большом количестве топо-работ. Также надо провести инструкторский семинар по обучению съемочных команд.
                  Этой работой я собираюсь заняться в ближайшее время

3.       Создание библиотеки отчетов
На данный момент экспедиционные отчеты хранятся в библиотеках клубов, а точнее у какого-то энтузиаста из клуба. Но они мало доступны для других спелеологов, а в случае угасание энтузиазма, вообще могут потеряться. Сейчас появилась возможность создать общий архив отчетов. Буду предлагать Совету инициировать эту деятельность.

4.       Информация о экспедиционной и другой  деятельности
    На сайте РСС есть календарь событий, где каждый желающий может анонсировать предстоящую экспедицию, соревнование, семинар. Но для того, что бы это работало, надо создать рабочую группу. -Буду предлагать Совету.

5.       Пропаганда института курирования
Для упорядочивания исследовательской деятельности, избежания  конфликтов между исследователями, сохранности пещер нужно добиваться ответственности группы за пещеры, которые они открывают. Буду предлагать Природоохранной комиссии вплотную заняться этим вопросом и сам готов принять в нем участие.

6.       Связь с масс-медиа (PR)
Считаю что в средствах массовой информации надо представлять  спелеологию как исследовательскую деятельность. Выработать Советом позицию РСС в этом вопросе.

7.       Собираюсь продолжать активно работать в КомиссииБезопасности и в Союзе добровольцев спелеоспасателей. Также считаю, что все комиссии должны вести свои обсуждения в открытом формате, чтобы каждый спелеолог имел информацию о проблемах, решаемых комиссией.

 

Пользуясь трибуной кандидата в Совет изложу своё мнение по той обстановке в РСС, которая не нравится очень многим, в том числе и мне.

После регистрации ВОО «РСС» в Минюсте, в РСС появилось два течения:

Первое - РСС должно действовать в интересах всех спелеологов и клубов, используя юридический статус для заключения договоров с администрациями районов , другими организациями, т.ч. организациями других стран.

Второе - использовать статус ВОО для подачи заявок на гранты и, в случае положительного решения, использовать их для проведения отдельных экспедиций.

Изначально, идея грантов вроде неплохая – финансирование экспедиций. Но у нас в стране 70 клубов, групп. Каждый клуб проводит по 2-4 экспедиции в год, всего на страну порядка 200 экспедиций. РСС может получить 1-2 гранта в год. Получается, что грантами можно финансировать не более 1% экспедиций. Остальные будут ждать своей очереди. Этакая  убегающая перед носом морковка.

Второй, более неприятный аспект – такое финансирование может работать только при безукоризненной честности и прозрачности всех грантовых операций и людей, которые  берутся оформлять гранты. Если же (а так часто бывает) за дело возьмутся люди корыстные и мутные, то всякие дружеские и союзные отношения между клубами будут подорваны.

Те, кто поставит главной задачей получение грантов, будут требовать (от других) досконального соблюдения всех законов, как они их понимают. Но закон настолько расплывчат, что толковать его можно по- разному. Как, например, предоставление паспортных данных членами организации для верификации. Требование абсолютно излишнее, т.к. сообщество наше небольшое, мы практически все друг друга знаем и без паспортных данных. Да и зарплату членам РСС никто платить не собирается.  

Многие процедурные вопросы при их точном выполнении полностью парализуют деятельность организации. Например, выборы Совета исключительно на очном съезде. Ну, не могут люди с Сахалина, Хабаровска, Приморья приехать на съезд – значит они автоматически выбывают из списка голосующих, и тогда им нет никакого смысла оставаться в Союзе. Складывается впечатление, что те, кто требует досконального исполнения этого пункта  заинтересованы, чтобы в РСС было поменьше народа.
    Но, ведь требование очного присутствия можно трактовать и по другому -  люди смотрят друг на друга через экраны мониторов, при помощи видеосвязи. Это же тоже «очно».

Голосование по интернету даёт возможность каждому человеку выбрать своих кандидатов в Совет. Демократия, прямее некуда. В России допускается выбор Парламента и по  интернету. Нет, надо настаивать на системе депутатов от регионов, которых сначала надо выбрать общим собранием региона, послать его на съезд, дать ему наказ за кого голосовать.  А если на съезде его убедят голосовать за другого? Он может нарушить наказ? А если не может, зачем ехать - можно просто послать письмо – наша область голосует за того и того. Полная профанация.

Еще было предложение кандидатов в Совет выдвигать только от региональных отделений. Т.е. вводить такой региональный фильтр.   Это не пройдет чисто по уставу - у нас любой член РСС может быть избран в Совет (а не только те, кого одобрит местное региональное отделение). Но сама идея абсолютно гнилая, дающая возможность манипулировать мнением избирателей.

Идея избирать в Совет по одному человеку от каждого региона( у нас их 45) сформирует абсолютно неработоспособный Совет. При том, что есть регионы, где объективно много спелеологов (Москва, Башкирия, Крым, Челябинск, Свердловск), а есть, где мало (Калининград, Тюмень, Сахалин, Астрахань, Иваново, Чечня…). А представительство у всех будет одинаковое - по 1 человеку. И что? Представители крупных регионов выйдут из этого Совета и РСС. Нам это надо?

В таком Совете из 45 депутатов предлагается избрать Президиум (что-то очень знакомо советское). Который, по сути,  и будет всё решать. Замечательный инструмент манипулирования.

Мой вывод. Те, кто ратует за бюрократизацию РСС, пытаются выстроить вертикаль власти председателя при недееспособном Совете. Но  спелеолог - народ вольный, он  пошлёт эту конструкцию  и в это играть не будет. В организации с громким именем Всероссийская останется 30-50 человек, которые будут надеяться, что им достанется от распиловки грантов.

Для того, чтобы так не произошло, призываю внимательно прочитать программы кандидатов и проголосовать за тех, чья программа вам ближе. И попросить своих товарищей тоже проголосовать. От вашей активности будет зависеть  многое.

Читают тему (гостей: 1)